«Музейно-выставочный центр г. Находка»
Tilda Publishing
Муниципальное бюджетное учреждение культуры
 
Черников
Валерий Владимирович
Старожил г. Находка, Почетный радист СССР, Почетный работник рыбного хозяйства России, краевед, член клуба «Находкинский родовед».
Приезд в Находку
  • Валерий Владимирович, в этом году пошел 73-й год, как вы приехали в Находку. Откуда вы приехали и почему? Кем были ваши родители?
  • В 1947 году младшая сестра моей мамы тетя Нина завербовалась с мужем в бухту Находка на строительство рабочего поселка. Поселили их на улицу Седова. Дядя Костя, муж тети Нины, работал каменщиком, строил дома по улице Московской, Владивостокской, Луначарского. Мы тогда жили на станции Тальменка Алтайского края. В семье нас было три брата. Старший брат Юрий болел морем, и тетя Нина в 1949 году написала, что в Находке есть мореходная школа, которая готовит капитанов для рыбопромыслового флота. Он изъявил желание приехать сюда. Приехал в 49-м году, поступил. Но вскоре мама сказала, что от него стали приходить письма, что он скучает, и тетя Нина написала, что лучше бы нам приехать сюда. К этому времени из Тальменки уехали сюда наши знакомые дядя Вася и тетя Люда Кныш. Они в 48-м году поселились в Унашах. Младший брат дяди Васи Валентин служил на аэродроме. И дядя Вася тоже был принят сюда. Они тоже писали, что лучше бы нам приехать в Находку.
Мореходная рыбопромысловая школа юнг
  • Расскажите о мореходной школе юнг. Какие там были условия жизни, учебы? Как одевали курсантов, кормили?
  • Моя информация расходится иногда с той, что часто можно встретить в других источниках. Например, человек говорит, что было очень плохо. Когда выгружали продукцию, мясо в грязи валялось. Но у меня есть другая информация. Директором столовой был Регеша, имя отчество не знаю, он бывший офицер, человек очень жесткий. Вера Ивановна Крапивина вспоминает (она работала официанткой в этой школе): «Не дай бог появишься и фартук у тебя будет не белый и невыглаженный. Получишь нагоняй от Регеши». Ну, может и был какой-то случай, что мясо упало на землю. Всякое может быть. Старший механик Грицан Николай Афанасьевич вспоминает, он заканчивал школу в 51 году: «В столовой мы сидели по четыре человека за столом. Перед нами ставили кастрюлю с первым и хлеб. Хлеба сначала (в 49-м году) было 600 граммов, к концу моей учебы уже было 800 граммов на человека в день. Первое мы разливали сами. Второе уже подавали официантки». Я учился в мореходном училище в 60-м году, у нас тоже первое стояло на столе, а второе мы уже сами подавали. Дежурный по роте бегает туда-сюда. А там официантки все подавали. Регеша жестко держал всех в руках. Кормили хорошо. Условия …Как говорил один наш бамровский капитан Булдаков Владимир Иннокентьевич, он заканчивал в 1955 году, кто хотел жить в тепле, тот топил печку, а кто не хотел, то … Печи были голландские, как и в нашей 11-й школе. Я буду говорить по школе. В каждом классе стоял обогреватель. В клубе мореходной школы тоже стояли две печки. Это круглая печь диаметром 1 – 1,5 метра, кирпичная, обшита сверху железом, покрашена в черный цвет. До потолка было небольшое пространство. Туда можно было залезть и спрятаться. В школе печи стояли в каждом классе. Печь топилась из коридора, и техничка была также истопником. Она поддерживала температуру. В казармах ребята топили сами. Кто-то говорит, что там стояли буржуйки. Ну как можно отопить казарму буржуйкой? Это неправда. Может, и были моменты, когда прохладно было, и ребята сидели в шинелях. У нас и сейчас такое может быть. Многие заканчивали эту мореходную школу, с кем я работал, и никто не отзывается негативно. Во-первых, было хорошее руководство. О начальнике школы Гамзине Иване Ивановиче все хорошо отзываются. Завуч был Гладких Николай Иосифович. Тоже о нем очень хорошо отзываются. Заведующей здравпунктом была Софья Аркадьевна Гладких.
  • В 2013 году в газете «Находкинский рабочий» вы опубликовали статью «Вспоминая школу юнг». Кто здесь на фотографиях?
  • Вот на этой фотографии преподаватель Медведь (лысоватый), Иван Иванович Гамзин. И Воднев. А вот это сама школа юнг. Жилые казармы. На переднем плане магазин Рыбкооповский. Рядышком столовая. Она Г-образная. С обратной стороны варили квас, медок. А в зеленом ларьке торговали продукцией, изготовленной в столовой. Здесь часто останавливались ребята с базы подводных лодок, которые бегали в поселок Известковый. Да и все, кто приезжал, посещали этот ларек. И еще была чайная. Сюда приезжал весь народ с близлежащих строек на обед. Столько много было народу!
  • Это снимок 1954 года. Школе уже семь лет? Она в 1947 году открылась?
  • Наверное, нет. Павел Арефьевич Кандалинцев, механик, говорил, что поступил в школу в 46-м году. По-разному говорят. Одни, что она создана была на базе ФЗО рыбокомбината «Тафуин» в бухте Средней. Оттуда перевели сюда. И на базе ФЗО создали мореходную школу.
  • А что это за бригантины? (фото в газете)
  • Это бригантина «Секстан». Она принадлежала уже Дальневосточному мореходному училищу. А это бригантина «Юнга, которая принадлежала мореходной школе. На ней курсанты проходили практику. Вот мой брат Юрий на ней проходил практику. Ходили на ней в Николаевск-на-Амуре. Зиму они там стояли. Корпус судна был обшит медными листами, а ракушка и водоросли нарастали. И чтобы их убрать, нужно было зайти и отстояться в пресной воде. Вот и ходили в пресные воды. Есть воспоминания тех, кто учился и проходил практику в мореходной школе. Как они ходили на Сахалин, на Николаевск-на-Амуре.
Участок Рыбстроя
  • Мореходная школа располагалась на территории Рыбстроя? Что такое Рыбстрой и что это была за территория?
  • Я документов не видел, а затем я просто в разговорах услышал, что такое первый участок Рыбстроя. В конце 30-х годов, когда было принято решение создать в бухте Находка судоремонтный завод, рыбный порт, торговый порт, судоремонтный завод министерства морского флота, который назывался СРЗ №4, вот тогда централизованно от Минрыбстроя на первом участке военным инженерным полком (стройбат) были построены два двухэтажных этажных здания, барак и магазин. Это были первые здания на участке в этом распадке. В одном здании располагалась больница, а в другом располагалось управление Минрыбстроя. В первом глинобитном бараке определили школу и магазин. Школу определили как семилетнюю. На мысу Астафьева и в поселке Известковом была начальная школа. А семилетку сделали здесь. Семилетка была еще на улице Молодежной. Туда ходил мой старший брат. Как меня устроили в эту школу на первом участке, я не знаю. Потому что первоклассники, с которыми я дальше учился в третьем-четвертом классах, они все ходили на второй участок в среднюю школу №3, которая сначала была №3 на первом участке, потом ее перевели на второй участок, потом перевели ее на третий участок. Так и ходила она по кругу. Два двухэтажных здания, барак одноэтажный глинобитный, оштукатуренный и побеленный в белый цвет. Единственный был такой. Первые 10 бараков были рубленные из бревен, а четыре – засыпные. Они были сделаны уже по другому принципу. Там уже было по две-три семьи и отдельный вход. А мы жили в третьем, потом в девятом бараке. Один вход по центру. Внутри 8-10 квартир и по торцам еще по две квартиры. Женщины и девушки работали в пошивочной мастерской на улице Лермонтова. Сначала они работали в мореходной школе, а потом, когда народу стало побольше, все ушли в открывшуюся пошивочную. А когда в Находку пришло Управление активного морского рыболовства (УАМР), ребята все пошли на работу туда на СРТ. А когда открылся Приморский судоремонтный завод, то уже мое поколение пошло туда учениками слесаря, токаря, сварщика. Все прошли через это завод.
Детство
  • Как проходило ваше детство? Я знаю, что вы часто бывали на острове Лисьем и у вас даже было ружье.
  • До 52-го года мы жили в третьем бараке. У нас не было огорода и подсобного хозяйства. А с переездом в девятый барак в квартиру Салиных, которые переехали на Ленинскую, они нам передали огород, сарай. Родители завели корову, поросенка, кур. Потом был выделен участок под картошку. Приходили землемеры и отмеряли каждому участок земли, а весной приходили перепроверяли границы. Был барак, перед бараком была проезжая часть, а за ней начинались сараи. У каждой семьи был сарай. Пожилые держали кур и коз. А дальше шел небольшой участок. За ним стояли двухэтажные сараи. Но ими никто не пользовался, и их постепенно разобрали на дрова. Мама сажала огурцы и помидоры, картошку мы уже сажали в поле. Огород надо было загородить. Для ограды использовали таволошку. У нее ствол толстый, нет сучьев и растет она метелкой. А это очень хорошая защита. Плотно становится в землю и долго стоит. За таволошкой бегали в сторону Читауза, где сейчас нефтебаза и бухта Новицкого.