Люди и судьбы. Мария Георгиевна Попова (Лехтянская). Часть I.

1016
1016
1017
1018

В 1920 году десяти лет от роду Варя Черная осталась одна с младшим братом Андреем на руках. Случилось это в период оккупации Японией Советского Дальнего Востока. В феврале 1919 года, при попытках завладеть «глубинными» территориями Амурской области японцы натыкались на жесткое сопротивление со стороны партизан. Для борьбы с ними японцы прибегали к тактике разгрома и сожжения деревень, 

так была сожжена деревня Петровка,а с ней Сохатино, Мазаново, Красный Яр, Павловка, Васильевка, Тамбовка, Андриановка и другие села. Семья Варвары переселившаяся из Черниговской губернии, сгорела вместе с другими сельчанами деревни Петровка.

Когда с японской интервенцией было покончено, уцелевшие жители стали приходить в себя. Варя, чтобы выжить и поднять брата, пошла в помощницы к зажиточным и чудом сохранившим в целости свое имущество соседям – Лехтянским. К 17 годам Вавара стала настоящей красавицей и не удивительно, что младший сын семьи, приютившей сирот, влюбился в статную черноглазую русоволосую девушку. Свадьбу сыграли в 1927-ом, а 21 декабря 1928 года на свет появилась дочка Варвары и Георгия Лехтянских – Маша.

В 1930 г. Молодая семья переехала из Амурской области в бухту Находка, поселок Людянза. Георгий Несторович трудился на рыбокомбинате завхозом, Варвара Власовна управлялась по хозяйству и растила детей. После Маши у пары родились сыновья: Николай (1930 г.), Виктор (1933 г.), Валентин (1935 г.), Геннадий (1939 г.). Словом, быт, в Находке был достаточно налажен. Но все же, родня, оставшаяся в Амурской области, уговорила Лехтянских вернуться. Распродав все, семья вернулась к родственникам мужа. Но в 1936-ом, Варвара Власовна и Георгий Несторович вновь приехали в Приморье, с. Владимиро-Александровское. Варя – чтобы остаться здесь с детьми навсегда, а Георгий, чтобы уйти из семьи, а в 1941-ом - отправиться по мобилизации во Владивосток.

В 1943 г.15-летняя Маша Лехтянская по комсомольской путевке отправилась на учебу в ремесленное училище № 9 г. Владивосток, училась на слесаря-инструментальщика. Подростки, обучающиеся по специальностям, для подготовки и замены рабочих, ушедших на фронт, работали по 11 часов в сутки. И хотя при общежитии непременно была бесплатная столовая, чувство голода было постоянным. А случалось иногда так, что Машину группу в ночное время призывали на помощь для погрузки кирпича на железнодорожной станции Угловой. Потом несколько часов сна и опять на учебу. Так прошли 2 года – тяжелого труда и упорной учебы. Потом было распределение в г. Партизанск, на шахту № 20, где Маша Лехтянская работала инструментальщиком в мастерской, затем мотористом на водоотливе, и наконец, из шахты перевелась «на поверхность», в ламповый цех. Все было – и холод, и голод. Но Мария не унывала. Работа тяжелейшая, но мысли сдаться не было – в то время каждый понимал: надо поднимать страну, разрушенную войной.

Тем временем, Варваре Власовне во Владимиро-Александровском посчастливилось встретить свою судьбу - Петра Ивановича Пахолкина. Семья в начале 1946 года вместе с сыновьями от первого брака и их маленьким братишкой Олегом Пахолкиным перебралась в Находку. Петр Иванович стал настоящей опорой не только для Варвары Власовны, но и верным другом и советчикам детям. В 1948 году в семье родилась еще одна девочка - Ада.

В конце 1946 г. в Находку из Партизанска приехала Маша, самая старшая из детей Лехтянских-Пахолкиных. Устроилась работать в морскую рыбопромысловую школу юнг. (В то время ее называли Рыбный техникум). С 1944 года по приказу Главвосток-рыбпрома в мореходке готовили машинистов, мотористов, матросов, судоводителей до 20 регистровых тонн, механиков-дизелистов третьего разряда. В 1946 году школой руководил Иван Иванович Гамзин. На тот момент школа располагала обширным хозяйством свыше 45 различного рода построек, площадью около 15 130 кв.м. Из них были такие промышленные постройки, как клуб, столовая, прачечная, баня, механическая мастерская, насосная станция и склады. Маша Лехтянская сначала трудилась уборщицей, потом перешла в столовую официанткой.

В 1948 г. Петр Иванович Пахолкин, отчим Маши Лехтянской, уговорил дочку устроится на работу в Торговый порт, где сам работал прорабом. На то время, уже были сданы первые 100 погонных метров причала. Руководил портом Гостев Валерий Александрович (1947—1949 гг). В порту было 3 крана, деревянный склад, контора причала № 8, да такелажная мастерская, где погрузкой-разгрузкой занимались заключенные. Маша пришла в январе. Ей доверили уборку помещения Управления порта, а в феврале зачислили в группу учеников для обучения работы на кране. Теория Маше Лехтянской далась на «хорошо», а вот с практикой было не все так просто. Как-то сразу не заладились отношения с обучающим мастером-наставником - тот просто саботировал обучение ученицы, знающей себе цену. Но не в ее духе было отступать. Попросила дополнительные часы у другого наставника и дело пошло. Да так пошло, что в дальнейшем и рекорды била и новые технологии «на ура!» осваивала. А на вопрос корреспондентов «как вам это удавалось», отвечала – «Самолюбие двигало: не хотелось быть хуже мужчин. И потом, работа – есть работа. Груз хороший, кран замечательный, бригадир – отличный, команда – дружная. Спрашивают – Маша, дадим? И мы давали!»

Первое знакомство с краном запомнилось на всю жизнь. Не смотря на то, что была Мария высокой и крепкой девушкой, рядом с железной «махиной» почувствовала себя Дюймовочкой. А когда бригадир-наставник дал команду подниматься, испытала настоящий ужас - мало того что высоко, так он еще и шатается!.. Мелькнула шальная мысль: вот спущусь с него и опять за тряпку и швабру, полы мыть. Но поднявшись на площадку портала, услышала, как внизу опытные крановщики над ней посмеиваются, и тут решила: а вот дудки, не сдамся! Страх прошел, а потом и понравилось. Крановщик поднимается в кабину дважды: утром и после обеда. Весь путь - по обычной лестнице. Никаких лифтов и страховки. Так и работала до 1985 г. А потом еще 2 года молодежь премудростям профессии обучала.

В 1948 г. в порт после демобилизации из армии устроился работать Павел Попов. Молодой фронтовик стал помощником заведующего Причалом № 8. Жили Маша Лехтянская и Павел по соседству. На работу по утрам шли вместе, с работы тоже. Так и подружились. А 31.12.1949 г. сыграли скромную свадьбу. В 1951 родился сын Александр, в 1954 – Павел. Хорошие выросли парни. Саша закончил ДВМУ им. Невельского. г. Владивосток, плавал механиком на океанских судах ДВМП. В 1989 г. окончил аспирантуру при Академии ЦК КПСС, был переведен в аппарат ЦК Партии. Кандидат наук. Павел закончил ДМУ, изучал «Судовождение», работал помощником капитана, а затем капитаном на рыболовецких судах.

Мария Георгиевна в совершенстве овладела профессией крановщика и работала на всех системах электропортальных кранов, имеющихся в порту. Бригада Поповой первой в Находке получила звание коллектива коммунистического труда, а сама она была выдвинута на общественную работу. В середине 1950-х избиралась депутатом городского, а затем краевого Советов депутатов трудящихся РСФСР. Вела активную профсоюзную работу. Так с трудовыми успехами, общественными заботами, семейными хлопотами и протекала жизнь Марии Поповой. В 1959 году, следуя собственному убеждению, вступила в ряды КПСС. И, надо отдать должное, ее принципиальности: когда в 1990-е бывшие однопартийцы демонстративно сжигали свои партбилеты и очерняли все, что было связанно с компартией, Мария Георгиева своим убеждениям не изменила. Да, перегибы у партии были, ошибки тоже – но нельзя втаптывать в грязь главные идеи, руководствуясь которыми жили все десятки лет.

(продолжение следует)

Материал для публикации подготовлен главным хранителем фондов Доброгорской И.Л. и специалистом по учету музейных предметов Черыковой О.В.

Сейчас 306 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Главная Новости Люди и судьбы. Мария Георгиевна Попова (Лехтянская). Часть I.